Борис Жуков (bbzhukov) wrote,
Борис Жуков
bbzhukov

Category:
  • Music:

Заметки на полях

статьи А. Болдачева «Естественный отбор или решение проблем (Критическое осмысление эволюционизма Карла Поппера)»
(http://www.boldachev.com/text/popper/)



О «тавтологичности» и «нефальсифицируемости» идеи естественного отбора – к Докинзу, к Докинзу! (Собственно, насчет фальсифицируемости-нефальсифицируемости – я в свете прочитанного перечитал собственный текстик на эту тему и не нашел в нем ничего, нуждающегося в исправлении, хотя кое-что, вероятно, можно добавить). Насчет того, чем должны заниматься эволюционистика в биологии и эволюционная эпистемология в философии – указывать науке, чем она должна/не должна заниматься, дело на редкость дохлое и непродуктивное. Впрочем, за эпистемологию ничего не скажу, а теория биологической эволюции должна заниматься именно тем, чем она и занимается: общими механизмами по возможности безотносительно к конкретным адаптациям и факторам отбора (это, может, в философии это относится к «методу», а в конкретных науках составляет предмет). Конкретными «критериями отбора», направлением эволюции той или иной группы должна заниматься...
А кто, кстати? Палеонтология (!)? Филогения? Частная эволюционистика - которую пока никто не создал?

До идеи изменения поведения как начала и первопричины эволюционных изменений, меняющего критерии и направление отбора, эволюционисты и сами доперли – в рамках самой кондовой СТЭ, устами ее главного ортодокса Майра. Такое очень даже может быть и, видимо, регулярно случается (городские популяции птиц и т. д.). Но этот механизм хорошо приложим к млекопитающим или птицам – особенно к неспециализированным видам со сложным и пластичным поведением (крысы, вороны, еноты и т. п.). К насекомым он уже приложим хуже – там приходится говорить скорее о «поведенческой ошибке». Как это прилагать к растениям или там коралловым полипам, внятно не сказал еще никто. Т. е. идея плодотворная и достойная разработки, но в качестве общего принципа явно не годится.

Сама по себе эволюция взглядов человека, начавшего с объявления дарвинизма «ненаучным» и закончившего провозглашением его главным принципом устройства и развития научного знания, безусловно, интересна и поучительна. (Хотя мы видали интеллектуальную акробатику и покруче: Спенсер – кстати, весьма и, может быть, чрезмерно чтимый Поппером – в одно и то же время ограничивал роль отбора в биологической эволюции и закладывал основы социал-дарвинизма.) Но наиболее интересна сама идея Поппера о том, что научные теории эволюционируют «по Дарвину».

Чем эта идея не устраивает Болдачева – он вполне внятно объяснил в своей статье. А вот чем она не устраивает меня – дарвинутого селекциониста, считающего, что общий механизм эволюции не только достоин рассмотрения, но и вообще самое интересное в ней?

1. Мутации случайны, научные идеи (даже на стадии самых элементарных и «сырых» гипотез) – нет. Так что отбор тут в самом деле работает скорее «по Спенсеру», оценивая не случайные отклонения, а целенаправленные приспособительные усилия. Можно, конечно, подобно Скиннеру, считать, что первичный отбор происходит в голове автора (возможно, еще до сознания), а исходный материал – это случайные нецеленаправленные отклонения от существующих концепций. Но никаких оснований думать так у нас нет и более того – хотя бы в некоторых случаях (появление принципиально новых теорий, оперирующих иными понятиями) это точно не так.
Это, кстати, еще одна принципиальная разница: биологическая форма не может взяться «ниоткуда», самозародиться из неживого – у нее всегда есть конкретные предки, даже если мы их не знаем. А вот откуда берутся научные теории и используемые в них понятия – да черт их знает! Бывает, что это модификации ранее существовавших. А бывает, что и явно нет.

2. Конкурирующие теории могут заимствовать друг у друга блоки-«признаки» вплоть до полного слияния. В биологии имеет место и «захват трофеев» (яды, стрекательные клетки сожранных полипов у планарий), и горизонтальный (межвидовой) перенос генов, и даже симбиогенез – но только не между конкурирующими группами.

3. Попперовская «объективность научного знания» есть не что иное как эквифинальность развития: каким бы интеллектуальным путем ни шел тот или иной ученый или даже дисциплина в целом, а придут-то они ко вполне определенным представлениям (нельзя создать физику, не использующую понятия «атом»). В биологии эквифинальность – свойство эмбриогенеза, но никак не эволюции. Последняя не предопределена: одна и та же исходная форма может развиться в хищника, а может – в собирателя нектара. Или дать начало тому и другому, причем нектароеды окажутся жертвами кузенов-хищников (медоносная пчела и филант).

4. Из пунктов 2. и 3. естественным образом следует, что дивергенция, которая в биологической эволюционистике традиционно считается основным направлением эволюции и может уводить потомков исходно единой формы неограниченно далеко друг от друга, в эволюции научного знания должна играть крайне ограниченную роль. Можно предположить, что она имеет место только «на переднем крае», в точках бурного роста, причем недолго: полностью неудачные версии исходной теории вскоре отомрут, частично удачные – воссоединятся. В биологии дивергенция обеспечивается расхождением по разным нишам – возможно ли это в эволюции теорий?
В самом деле, из реальной естественной истории мы знаем, что такие, казалось бы, не имеющие ничего общего друг с другом существа, как крокодилы и ласточки, происходят от одной и той же исходной группы рептилий. (То же самое в лингвистике: французское «пье» и армянское «от» не имеют ни одного общего звука, но восходят к одному слову-предку.) Можно ли найти что-либо подобное в истории науки? Как-то все больше приходят на ум неудачные попытки привнести в некую область знания теорию/подход, оказавшиеся исключительно плодотворными в другой области. Достаточно вспомнить первый набег селекционистских идей на гуманитарию, закончившийся сокрушительными провалами в социологии и психологии.
Ну и наконец: несмотря на все вышесказанное, определенное сходство между эволюцией биологических форм и эволюцией научных концепций, безусловно, существует. Но дает ли нам что-нибудь эта аналогия для понимания того, как устроено и как развивается научное знание?
Вопрос, впрочем, отнюдь не риторический. В биологии, скажем, известно множество феноменов (от соотношения полов 1:1 до инфантицида у львов или строения гениталий гормональных особенностей самок пятнистой гиены), которые невыгодны для вида в целом, но обеспечивают своим носителям репродуктивные преимущества и потому все же закрепляются в качестве видовой нормы. (Можно сказать, что альтернативные им решения «полезны всем в целом, но никому в частности».) Существует ли такое в науке? Скажем, это могла бы быть интерпретация или версия некой теории, менее успешная (по сравнению с другими версиями той же теории) в объяснении фактов, но обладающая чисто внутренними преимуществами (удобством для понимания и изложения? легкостью конвертации в экспериментальное исследования и/или в практическое приложение? привлекательностью для грантодателей? стройностью и универсальностью?).
Тут, конечно, многое упирается в то, что в биологии существует вид, и всем более-менее ясно, что это такое (хотя бы в идеале и хотя бы в синхронном аспекте). Конкуренция разных форм внутри вида и конкуренция разных видов имеют совершенно различные пути и механизмы. Что же такое «вид» в мире научных теорий, с какого момента версии исходно единой теории должны считаться уже не «внутривидовыми формами», но «разными видами», вряд ли можно убедительно определить.
Tags: отходы умственного производства
Subscribe

  • Зачем все это было нужно

    Ну вот, сбор сплетен о Чарльзе Робертовиче законечен. Что из этого вышло - желающие могут увидеть и услышать (если зарегистрируются) на форуме…

  • Собираю сплетни

    В очередной раз обращаюсь к коллективному разуму френдов. Мне внезапно понадобились мифы о Дарвине. Не о его теории, а о нем самом (хотя, вероятно,…

  • Да, чуть ведь не забыл...

    Завтра, 27 марта в рамках книжной ярмарки Non/fiction-2021 пройдет презентация моей книги "Дарвинизм в XXI веке". Гостиный двор, зал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Зачем все это было нужно

    Ну вот, сбор сплетен о Чарльзе Робертовиче законечен. Что из этого вышло - желающие могут увидеть и услышать (если зарегистрируются) на форуме…

  • Собираю сплетни

    В очередной раз обращаюсь к коллективному разуму френдов. Мне внезапно понадобились мифы о Дарвине. Не о его теории, а о нем самом (хотя, вероятно,…

  • Да, чуть ведь не забыл...

    Завтра, 27 марта в рамках книжной ярмарки Non/fiction-2021 пройдет презентация моей книги "Дарвинизм в XXI веке". Гостиный двор, зал…