Борис Жуков (bbzhukov) wrote,
Борис Жуков
bbzhukov

Category:
  • Music:

День российской науки прошел. Поговорим о лженауке

Этот текст был написан полгода назад, не помню уж по какому поводу, но точно не для публикации, а для самого себя. И внезапно стал актуальным сейчас, когда публикация меморандума Комиссии РАН по лженауке, посвященного гомеопатии, вызвала неожиданно бурную реакцию в образованном обществе. На некоторых людей (с виду вполне разумных и даже критически мыслящих) слово «лженаука» действует как кнопка экстренного выключения мозга. Сразу поднялся крик о запретах, репрессиях (хотя пока что единственный репрессированный в этой истории – как раз один из авторов меморандума, ведущий научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Денис Рощин). Вспомнили сессию ВАСХНИЛ, Галилея, Джордано Бруно и весь сонм мучеников науки. Как будто действительно публично назвать лженауку лженаукой – это то же самое, что кого-то сжечь на костре или уморить голодом в саратовской тюрьме.

Меня всегда умиляло это странное кривобокое понимание свободы слова, в рамках которого нести любую чушь – это реализация свободы, а критиковать ее и даже просто назвать чушью – посягательство на свободу. Но об этом как-нибудь в другой раз. Возможно, авторам и пропагандистам меморандума и в самом деле не стоило употреблять слово, намертво ассоциирующееся с идеологическими погромами важнейших научных направлений и агрессивной риторикой безграмотных и безответственных шарлатанов. Может быть, следовало ограничиться заявлением, что гомеопатия-де не имеет никаких научных оснований. Но гадание на картах или, скажем, лепка снеговиков тоже не имеет отношения к науке – однако мастера сих почтенных занятий и не пытаются добиться признания в качестве ученых и изобразить свои невинные забавы научными исследованиями. Нужен какой-то термин, обозначающий нечто, что выдает себя за науку, не являясь таковой. И функции такого термина в современном русском языке выполняет слово «лженаука» – нравится нам это или нет.

Вот о лженауке-то – и о том, как разграничить этот феномен с другими, порой сильно перекрывающимися или коррелирующими с ним – и идет речь в этих заметках для себя. Перечитав их сегодня, я решил вывесить их в посте без изменений, только предпослав им это предисловие.

1. Следует отличать научные гипотезы, оказавшиеся полностью неверными (что было неочевидно в момент их выдвижения), от утверждений, которые никогда не были научными. Например, в середине ХХ века, после великих открытий в молекулярной биологии, возникла гипотеза, что и индивидуально запоминаемая информация записывается сходным образом – в виде каких-то линейных апериодических гетерополимеров, скорее всего, тех же нуклеиновых кислот, вероятно, РНК. (Действительно, зачем Природе два разных способа записи биологически значимой информации?) Сейчас уже совершенно ясно, что это не так, но еще во времена моего студенчества (вторая половина 1970-х) эта идея хоть и явно теряла популярность, все еще оставалась вполне респектабельной научной гипотезой.
Соблазнительно было бы сказать, что лженаучная теория – это своего рода «загробная жизнь» ошибочной научной теории: будучи окончательно опровергнутой, но сохранив какой-то круг сторонников, такая теория продолжает существовать как лженаучная (хотя это и не единственный путь рождения лженаучных теорий). Но дело в том, что в науке никогда нельзя быть уверенным, что какая-то теория опровергнута окончательно: достаточно вспомнить корпускулярную теорию света, теорию дрейфа континентов, идею превращения элементов... да мало ли что! Поэтому сформулируем аккуратнее: научная теория становится лженаучной, когда ее носители (не маргиналы, которые найдутся у любой теории, а именно мейнстрим и идейные лидеры) отказываются от научного метода, от критериев научной достоверности. В любой форме – будь то сознательные фальсификации, отрицание или игнорирование «неудобных» фактов, логические передергивания, взаимоисключающие утверждения и т. д.

2. Лженаука не равна «любительской науке» (при всем моем уважении к А. А. Зализнку): эти два явления хоть и очень сильно перекрываются, но все же не равны друг другу; более того – ни одно из них не входит в другое целиком. Хотя современная наука почти не оставляет любителям возможности всерьез заниматься ею, она родилась именно как занятие любительское и в прошлые времена любители сыграли в ней огромную роль. Дотаточно вспомнить такие имена, как Дарвин, Мендель, Эйнштейн, Вегенер... не говоря уж о Бойле, Левенгуке и Ньютоне. С другой стороны, мы знаем целый ряд несомненных, прошедших все необходимые процедуры и удостоверенных всеми компетентными институциями профессионалов – несущих, увы, абсолютно антинаучную чушь, причем не в чужой области (как Фоменко), а именно в своей собственной. В нашей стране их особенно много (Бехтерева, Судаков-младший, Ермакова и т. д.), но и в мировой науке их тоже хватает, причем среди них встречаются даже нобелевские лауреаты – как, например, Люк Монтанье. Менее маститых, но вполне признанных (до поры) научным сообществом можно перечислять долго: Бенвенист, Сералини, Бихи...

3. Как же отличить лженауку от настоящей науки? Для специалиста тут проблемы нет: ответ заключается в старом добром лозунге Nullius in verba! То есть внимание следует обращать не на формальные признаки (в том числе и академические титулы), а на те аргументы, которые автор приводит в пользу своей точки зрения. Это, естественно, не всегда позволяет отличить ошибочную научную гипотезу от верной (т. е. плодотворной), но науку от лженауки позволяет отличать довольно эффективно – хотя, конечно, и тут возможны спорные и пограничные случаи.

4. Профанам (в том числе и таким продвинутым, как научные журналисты) несколько сложнее: они не могут или не всегда могут оценить весомость и убедительность аргумента, иногда даже просто понять его – не говоря уж об оценке его достоверности. (Впрочем, прямые фальсификации плохо «ловятся» и профессионалами: и психологически, и институционально ученые исходят и должны исходить из того, что коллега может ошибаться, но не станет намеренно лгать.) Можно составить некоторый список «верных признаков лженауки»: типа если автор, объясняя, почему другие ученые не наблюдают того, что видит он, или не согласны с его выводами, начинает говорить о «заговоре» (неважно – самих ученых или манипулирующих ими властей, корпораций и т. д.) – все, дальше можно не читать. Но любой подобный критерий нужно применять с осторожностью: да, идея «всемирного заговора» – верный клинический признак лженауки, но всегда ли можно провести четкую границу между ссылкой на «всемирный заговор» и ссылкой на научную моду? Между тем про последнюю совершенно точно известно не только то, что она существует, но и то, что она способна ослеплять целые поколения ученых – заставляя их не только игнорировать очевидное, но и видеть несуществующее. И такие оговорки требуются практически для любого критерия. Не спасает даже применение нескольких сразу, так как они не независимы.

5. Так как же все-таки отличить идею, которая может оказаться (а может и не оказаться) верной, от той, которая не может не оказаться ничем, кроме полной хрени?
Tags: о науке, отходы умственного производства
Subscribe

  • Зачем все это было нужно

    Ну вот, сбор сплетен о Чарльзе Робертовиче законечен. Что из этого вышло - желающие могут увидеть и услышать (если зарегистрируются) на форуме…

  • Собираю сплетни

    В очередной раз обращаюсь к коллективному разуму френдов. Мне внезапно понадобились мифы о Дарвине. Не о его теории, а о нем самом (хотя, вероятно,…

  • Да, чуть ведь не забыл...

    Завтра, 27 марта в рамках книжной ярмарки Non/fiction-2021 пройдет презентация моей книги "Дарвинизм в XXI веке". Гостиный двор, зал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 188 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Зачем все это было нужно

    Ну вот, сбор сплетен о Чарльзе Робертовиче законечен. Что из этого вышло - желающие могут увидеть и услышать (если зарегистрируются) на форуме…

  • Собираю сплетни

    В очередной раз обращаюсь к коллективному разуму френдов. Мне внезапно понадобились мифы о Дарвине. Не о его теории, а о нем самом (хотя, вероятно,…

  • Да, чуть ведь не забыл...

    Завтра, 27 марта в рамках книжной ярмарки Non/fiction-2021 пройдет презентация моей книги "Дарвинизм в XXI веке". Гостиный двор, зал…