Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Светлана Бурлак снова в "Гиперионе"

И на этот раз - с лекцией на тему, которая лично мне давно кажется одной из самых больших загадок не только лингвистики, но и науки в целом.

Глубокий параллелизм между эволюцией живых форм и эволюцией языков был замечен еще полтора века назад - сразу после дарвиновской революции в естественной истории. Осознание этого параллелизма привело к окончательному оформлению сравнительно-исторического языкознания в самостоятельное направление исследований и вообще немало повлияло на науку о языке.

Но про биологическую эволюцию мы более-менее знаем, какие силы и механизмы ею движут, почему она идет так, как идет, и много прочих подробностей. Про гены-мутации-естественный-отбор что-то слышали все.

А что движет изменениями в языке? И что знает об этом современная лингвистика?
Желающие узнать об этом имеют отличный шанс - см. ниже.

Оригинал взят у frema_zhu в "Кто меняет язык?" - 2 февраля
Оригинал взят у bujhm в "Кто меняет язык?" - 2 февраля
2 февраля (понедельник) в 20:00 в рамках гиперионского лектория состоится научно-популярная лекция "Кто меняет язык?". Читает Светлана Бурлак. Вход 300 р.


© Minna Sundberg, Finnish-Swedish graphic artist, Washington Post

Анонс лекции:

"Кто меняет язык -- говорящий или слушающий? Говорящий менять не станет - если он заговорит по-новому, слушающий его не поймёт. А слушающий вообще молчит (когда захочет ответить - станет говорящим).
Кто меняет язык - взрослые или дети? Взрослым менять незачем: они уже выучили язык и привыкли к нему. Дети, конечно, производят множество всяких новых форм, но их никто не перенимает.
Кто меняет язык - высшие слои или низшие? Высшие слои консервативны, и менять язык им не нужно, а за представителями низших слоёв не будут повторять.
Может быть, язык меняют исторические личности? Да, они могут ввести в обиход несколько новых слов, иногда даже несколько десятков - но на фоне того, что в языке счёт слов идёт на десятки тысяч, это мелочь. А сделать так, чтобы в языке, например, появился новый падеж или исчез какой-нибудь звук, не удалось, кажется, вообще никому.
Итак, язык не может менять никто. А язык меняется. И звуки утрачиваются, и падежи возникают. Как?
Хотите узнать - приходите на лекцию Светланы Бурлак "Кто меняет язык?""

Обратите внимание: эта лекция НЕ транслируется и не записывается.



© Фото А.Забрина.

Светлана Бурлак, доктор филологических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, старший научный сотрудник филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Как пройти в Гиперион



Еще немного Зализняка

Прочел на Элементах (http://elementy.ru/lib/431049) очередную лекцию Зализняка. На сей раз - не о козлах от лингвистики, а о том, чем он сам занимается и на что, в частности, намекал, когда говорил о доказательствах подлинности "Слова о полку Игореве". О русских клитиках и порядке слов в русском языке, о том, почему "есмь пошел" - не то же, что "пошел есмь", как вымерли русские безударные местоимения и почему в конце письма Ремши стоит "Вася".

Кому интересно - сам прочтет. Мне важны были два, так сказать, общекультурных момента, вытекающие из его лекции.

1. Любые внутренние ограничения в языке - не сужение, а расширение возможностей, средство выразить разные смыслы или оттенки смысла. Это то, чего в упор не хотят понять бесчисленные начинающие авторы: самые глупые из них гордо декларируют "свободу от бессмысленных, кем-то придуманных ограничений", остальные уверены, что правила орфографии, пунктуации и стилистики - это что-то вроде дресс-кода или вечернего костюма: может, их и следует соблюдать в публичном месте, но когда ты у себя дома - чего напрягаться-то? Понять, что слова - не одежда мысли, а ее плоть, им не дано.

2. Погоня за максимальной экспрессией, замена без необходимости нейтрального слова экспрессивным приводит к тому, что нейтральное слово тихо вымирает, экспрессивное - утрачивает свою экспрессию и становится нейтральным, а выразить экспрессию становится нечем. Именно это произошло с русскими безударными местоименями (ми, мя, ти, тя и т. д.) Это же - добавлю от себя - происходит сегодня с матерной лексикой: ее детабуирование грозит не "порчей" языка, оскверненного "грязными" словами, а утратой чрезвычайных выражений для чрезвычайных ситуаций. Не первый раз пишу: ХХ век уже оставил нас без божбы, XXI-й грозит оставить еще и без брани.
Увы, в такой академической форме это, похоже, мало кого трогает, так что пора кидать лозунг: всякий, кто любит и ценит русский мат, должен всеми силами противостоять его употреблению в обычной речи!

Интересно, кстати, что эволюция эвфемизмов идет в строго противоположном направлении. И приводит, соответственно, не к исчезновению нейтральных слов, а к накоплению табуированных синонимов.
  • Current Music
    М. Щербаков - "Вечное Слово" ("Из руин и забвенья, из пепла и крови...")